27 мая, 2024

Павел Тулаев. Русская школа. Курортология

Эпоха Великих преобразований, связанная с буржуазными реформами царя Александра II, подняла на качественно новый уровень отечественную науку, а вместе с ней – клиническую и гигиеническую медицину.

С методологической точки зерня, русские врачи промышленной эпохи в целом продолжали традицию европейских классиков-материалистов.  И в данном направлении они добились огромных успехов.

Искусство клинического лечения и профилактического оздоровления развивалось не только в столицах – Санкт-Петербурге, Москве, Киеве, Казани, но также в отдаленных регионах.  В этом была большая заслуга земских врачей. Важным центром развития медицины и её экспериментальной базы стала русская Таврида, опыт который мы рассмотрим отдельно в качестве наглядного примера.

Одним из пионеров курортной медицины в Крыму стал евпаторийский врач С. Н. Оже. В 1827 году он приехал в Саки и стал вести здесь медицинские наблюдения за грязелечением, которое было известно ещё с древних времён, согласно текстам античных историков. Так было положено начало сакскому курорту у соляного озера Мойнаки. Одним из его пациентов стал великий писатель Н.В. Гоголь, прибывший сюда на лечение летом 1835 года.

После периода активной колонизации полуострова в начале XIX века, православный Крым стал «русским Афоном» и притягательным курортом. Здесь отдыхали царские семьи и аристократия, получали вдохновение поэты, писатели и художники, набирались опыта студенты и молодые специалисты.

При благотворительной помощи христианских подвижниц: Марфы Сабининой и Баронессы Марии Фридерикс недалеко была создана «Благовещенская община сестер милосердия» Красного Креста для ухода за больными чахоткой. Стали появляться частные пансионы, лечебницы, купальни с морскими ваннами, специальные пляжи для взрослых и детей.

Научные основы лечения и укрепления здоровья с помощью целебного климата в России были заложены выдающимся физиологом Иваном Михайловичем Сеченовым (1829-1905), о котором ещё будет сказано отдельно. Он аргументированно доказал, что виталистические процессы организма неразрывно связаны с внешней средой.

Его ученик профессор Сергей Петрович Боткин (1832-1889) детально исследовал рекреативные свойства климата Южного берега Крыма для лечения туберкулёза лёгких и сердечно-сосудистых заболеваний. Именно по совету лейб-медика Боткина в 1872 году в Ливадию совершила «путешествие за здоровьем» Императрица Мария Александровна, для которой было приобретено имение в лечебных целях.

Имя Боткина заслуживает особого внимания. Выдающийся врач-терапевт, физиолог, профессор и лейб-медик, создал новое направление клинико-экспериментальное направление, организовывал борьбу с массовыми инфекционными заболеваниями и способствовал строительству больниц, доступных для всего населения. Наряду с клиническим курсом по внутренним болезням, Сергей Петрович открыл в России женские курсы высшего врачебного образования. Его родной сын Евгений Сергеевич Боткин тоже стал лейб-медиком, лечащим врачом семьи императора Николая II и погиб вместе с ними мученической смертью в годы революции.

Про Боткина-отца рассказывают поучительную историю, которая имеет прямое отношение к теме ЗОЖ.  Однажды к нему обратился богатый купец, страдающий сахарным диабетом, ожирением и гипертонической болезнью. Он предложил опытному терапевту большие деньги за излечение. Сергей Петрович подумал и согласился при одном условии: если большой, взяв котомку с хлебом, отправится пешком в Одессу, как странник, без копейки денег, где и начнётся лечение. Купец был ошарашен услышанным. Но поскольку лекарства не помогали, а диабетик очень хотел выздороветь, он согласился и отправился в путь длинною более 2 000 километров. На ночлег он останавливался в деревнях, питался чем Бог послал. Иногда в длительной дороге на юг купцу приходилось голодать и просить подаяние. Однако, в конце концов, послушник достиг цели и снова встретился с доктором Боткиным. Врач осмотрел купца и объявил, что в лечении уже нет необходимости, потому что признаки ожирения, диабета и гипертонической исчезли. Мораль из сей подлинной истории читатель пусть извлекает сам.

Другой последователь сеченовского учения доктор Владимир Николаевич Дмитриев (1838-1904) из Ялты, убедившись на личном опыте в целебных свойствах климата южного берега, с успехом практиковал аэротерапию, оздоровительные прогулки и дозированные солнечные ванны в специальных верандах. Он первым в России ввёл в практику лечение виноградом, изучив полезные свойства отдельных сортов этой ценной ягоды, культивируемой с древних времён. На основе собранного в течении 20 лет статистического материала Владимир Николаевич издал в 1890 году в Санкт-Петербурге книгу «Очерк климатических условий» Южного берега Крыма. В честь выдающегося врача, которого называли «собирателем и устроителем крымских курортов», одна из улиц Ялты была названа его именем.  

Оздоровительный климат Причерноморья притягивал многих практикующих врачей и их пациентов.  Так, частная квартира хирурга Л.В. Средина, жившего в Ялте в 1899-1900 годах, превратилась в литературный салон, где собиралась и отдыхала интеллигенция: Чехов, Горький, Мамин-Сибиряк, Куприн, Телешов, Шаляпин, Ермолова, Васнецов, Нестеров, Мясоедов.  Это ещё она важная сторона здорового образа жизни, наполненного духовным содержанием.                                                                                                                                                                                                                               

Методы русской климатотерапевтической школы были использованы в работе первого в России Ялтинского санатория в память Императора Александра III, основанного в 1901 году по инициативе княгини М.В. Барятинской, а также в Морском санатории для офицеров и нижних чинов флота, построенного к 1914 году под покровительством Императрицы Александры Федоровны.

При храме Св. Александра Невского в Алупке в 1913 г. был открыт православный санаторий для учителей церковно-приходских школ. Лечебница сочетала опыт духовного исцеления с практикой климатической и морской медицины.

Однако наибольшую славу заслуженно приобрёл Романовский институт физических методов лечения, созданный в Севастополе по инициативе профессора А.Е. Щербака в том же 1914 году при Высочайшей поддержке Императора Николая II. Первое в России физиотерапевтическое учреждение имело 155 специализированных помещений и служб: лаборатории, водолечебницы, бани, солярии, пляжи, ингаляторы, электролечебную и рентгенологическую аппаратуру. Здесь проводились физиологические, химические, бактериологические исследования различных органов человеческого организма, проходили занятия лечебной гимнастикой, а в годы Первой мировой войны была организована поликлиника и госпиталь для лечения раненых. Подобного института не было нигде в мире!

Перед началом войны курортная медицина в Крыму достигла значительных по тем временам масштабов. Только в Ялте к 1914 году работало 16 благотворительных, 14 частных и 11 общественных санаториев, лечебниц, амбулаторий и приютов, функционировавших, как правило, круглый год. Средняя продолжительность лечения составляла 3-4 месяца. Около 50 врачей различных специальностей обслуживали местных и приезжих пациентов, количество которых достигало более 15 000 в год. Именно Россия, а не США, как об этом пишут на Западе, была колыбелью реабилитационной медицины.

Особо следует сказать о выдающемся физиологе, медике и мыслителе своего времени Илье Ильиче Мечникове (1845-1916), лауреате Нобелевской премии 1908 года. Он известен, прежде всего, как один из основателей научной иммунологии, учения о фагоцитозе (поглощения больных клеток – здоровыми). Вместе с тем у Мечникова есть глубокие размышления о геронтологии (преодолении отрицательных проявлений старения организма), а также философские труды по проблемам жизни и смерти. В 1879 году он перевёл с французского языка и прокомментировал книгу Поля Топинара по антропологическим основам расовых исследований.

Будучи по образованию и первой специальности доктором зоологии, Илья Ильич внимательно изучил естественные процессы самозащиты живых организмов. Если бы у животных не было иммунной системы, они не смогли бы существовать в условиях повсеместного распространения заразных микроорганизмов и паразитов.  Такая же по сути защитная система есть у человека. Её главные органы – селезенка,  лимфатические узлы и сосуды, выполняющие иммунную и кроветворную функции.

Изучая процессы старения и смерти, Мечников пришёл к выводу, что смерть у человека наступают преждевременно, из-за самоотравления организма микробными ядами и другими токсинами.  В связи с этим он поставил задачу более тщательного исследования кишечной флоры. Ученый предложил ряд профилактических мер для защиты организма против отравлений (ограничения в потреблении мяса, стерилизация пищи,  использование болгарской молочнокислой палочки и т.д.)

В конце жизни врач-теоретик, придерживавшийся атеистических взглядов в духе рационализма,  написал и опубликовал  несколько очерков философского содержания, объединённые в книги “Этюды о природе человека” и  “Этюды оптимизма”. Его глубоко интересовали процессы старения организма, причины атрофии жизненно важных органов, пути долголетия и преодоления страха смерти. 

Мечников ввёл в науку понятие «ортобиоз» для «полного и счастливого цикла жизни, заканчивающегося спокойной естественной смертью». В целом он развивал оптимистическую доктрину с верой в светлое будущее человечества.

ЭТО БЫЛ РАЗДЕЛ ИЗ КНИГИ П.В. ТУЛАЕВА «ИСКУССТВО ЗДОРОВЬЯ: ИСТОРИЯ, ТЕОРИЯ, ПРАКТИКА». ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.