17 апреля, 2024

Павел Тулаев.Становление психологии и психиатрии.

Основателем русской физиологической школы и естественно-научного, материалистического направления в психологии считается Иван Михайлович Сеченов (1829-1905), о котором уже была речь в связи с закономерностями воздействия на здоровье человека окружающей среды.  Сеченов – автор классического произведения «Рефлексы головного мозга» (1864). Этот труд стал результатом его продолжительной учебы и практики за рубежом, преимущественно в Германии и Франции. Знаменитые опыты Сеченова на лягушках вошли в художественную литературу через образ нигилиста Базарова, героя романа И.С. Тургенева «Отцы и дети».

Революционеров-атеистов привлекали натуралистические теории психической деятельности, поэтому наряду с материалистом Сеченовым в пантеон славы советской науки попал физиолог И.П. Павлов. Весь мир знает его опыты на собачках с целью изучения рефлексов. Обратную сторону экспериментальной параллели «собака-человек» показал писатель Михаил Булгаков в своей сатирической повести «Собачье сердце». Кстати, он тоже был по образованию медиком и написал, помимо знаменитых художественных произведений, любопытные «Записки юного врача».

Менее известны опыты антропологов с человекоподобными обезьянами. Дело доходило до попыток создания смешанной породы в военных целях! А когда современные учёные стали рассуждать об обезьяноподобных людях с примитивными социальными функциями, их обвинили в расизме и не толерантности.

Целую эпоху в русской дореволюционной психиатрии составила деятельность Сергея Сергеевича Корсакова (1854-1900), крупнейшего специалиста в области практической психологии, основателя московской психиатрической школы и автора первого учебника по психиатрии в России.

Его «Курс психиатрии», изданный в двух томам в 1901 году, стал настоящей энциклопедией в своей области.  После обзора элементарных сведений о строении человеческого организма и различных проявлений сознания изложены основы общей психопатологии: начиная с таких лёгких расстройств душевной деятельности, как напряженность идей, их быстрая смена или смешение, алогичное восприятие, галлюцинации и навязчивые идеи, до сильных расстройств в сфере воли, в мотивах влечений, хотений и действий. Завершается первый том классификацией душевных болезней, объяснением патологической анатомии, диагностики, этиологии, прогностики, изложением общей терапией и социальных мер, разумеется, в области психиатрии.

Второй том академического курса посвящён частной патологии и терапии специфических болезней. Корсаков анализирует различные типы психопатии: бредовые состояния, психозы вследствие отравления алкоголем, мании, гипнотические состояния, помешательства ума, буйства, отупелость и т.д. Среди психозов он выделяет такие разновидности, как меланхолия, мания, паранойя, дизнойя, слабоумие, эротическая одержимость, религиозное помешательство, острый бред, старческий маразм, прогрессивный и ложный паралич мозга. Отдельно речь идёт о поведении дегенератов и хронических алкоголиков. Разумеется, есть раздел о наркомании как таковой, где описаны разнообразные формы и средства интоксикации человеческого организма.

У Корсакова есть особые заслуги в исследовании и лечении алкогольного паралича, которому врач посвятил свою докторскую диссертацию. Ему также принадлежит первенство в использовании электротерапии, хотя в целом Сергей Сергеевич настаивал на мягких, гуманных формах лечения. Они исключали насилие над личностью. Для этого был введён специальный термин «нестесение», когда для больного в психиатрической клинике создавались максимально комфортные условия.

Другой классик отечественной психиатрии дореволюционной эпохи – Иван Алексеевич Сикорский (1842-1919), профессор Киевского университета Святого Владимира, основ

атель Врачебно-педагогического института для умственно-отсталых детей и Института детской психопатологии. Он также был учредителем и постоянным автором журнала «Вопросы нервно-психической медицины и психологии». На страницах своего периодического издания Сикорский поднимал мало разработанные, острые и обсуждаемые проблемы современной науки. Среди них физиогномика, учение о внешнем проявлении внутренних процессов человеческого организма, которое позже стали развивать в Европе Ф. Ланге и П. Мантегацца.  Ещё один известный труд Сикорского, оформленный в виде публичной лекции 1890 года, называется «Физиология нравственных страданий». Здесь раскрываются проблемы этнопсихологии на примере русских, украинцев и других славян, а также психологические особенности гениев.

Психологией писателей и их душевных страданий профессионально занимался в Российской империи Владимир Фёдорович Чиж (1855-1922). Он автор дореволюционных публикаций «Психология наших праведников», «Болезнь Н.В. Гоголя», «И.С. Тургенев как психопатолог», «Ф.М. Достоевский как психопатолог и криминолог», «Ф. Ницше как моралист». Идеалом душевного здоровья в русской литературе Чиж считал творчество А.С. Пушкина.  Получив образование в Санкт-Петербурге, Лейпциге и Льеже у самых лучших специалистов, на пике карьеры Владимир Фёдорович занимал должность зав. кафедрой психиатрии в Юрьевском университете. Один из его зрелых трудов посвящён криминальной антропологии.

В советской науке проблема исследования взаимных связей таланта и душевных расстройств тоже поддерживалась на академическом уровне. С 1925 по 1930 год в Екатеринбурге, переименованном в Свердловск, регулярно издавался «Клинический архив гениальности и одарённости» под редакцией Григория Владимировича Сегалина (1878-1960). Он был основоположником эвропатологии, раздела науки о влиянии болезней на творческий процесс, о глубоком психологическом исследовании художественно одарённых личностей. Всего было опубликовано 20 выпусков по различным темам данного направления.  В ряде статей главный редактор сформулировал методологию и методику исследований патогенеза.  Частные случаи «патографии» рассматривались им самим и его коллегами на примере произведений Николая Гоголя, Льва Толстого, Фёдора Достоевского, Максима Горького, Александра Скрябина, Леонида Андреева, а из зарубежных гениев – Винсента Ван Гога.  Один из авторов «клинического архива», Я.В. Минц, наряду с психоанализм патографии Александра Пушкина и Александра Блока опубликовал статью «Иисус Христос как тип душевнобольного». Это вызвало возмущение у православных читателей и специалистов, которые были в СССР, несмотря на атеистическую политику правящей партии. В 1930 году научный журнал Г.Г. Сегалина был закрыт, одновременно с запретом «Русского евгенического общества» и его периодического издания.

В русской школе психологии, которая после революции стала называется «советской», есть немало выдающихся учёных, чьи труды достойны не только упоминания, ни и изучения. Классиком можно считать академика Владимира Михайловича Бехтерева (1857-1927). Он гениальный врач-психиатр, физиолог, невропатолог, крупнейший в России авторитет в области рефлексологии и патопсихологии

Ещё в царское время Бехтерев стал академиком, тайным советником и генерал-лейтенантом медицинской службы Русской императорской армии. В 1907 основал в Санкт-Петербурге психоневрологический институт как академическое и высшее учебное заведение. Это был первый в мире научный центр по комплексному изучению человека.

Бехтереву принадлежат исследования в таких областях как морфология тела, гистология, нормальная и патологическая анатомия центральной нервной системы, клиника душевных болезней, гипноз и внушение. Вот только некоторые из его печатных трудов, известные специалистам: «Сознание и его границы», «Основы учения о функциях мозга», «Объективная психология», «Общая диагностика болезней нервной системы», «Роль внушения в общественной жизни», «Личность: условия её развития и здоровья», «Вопросы общественного воспитания».

Владимир Михайлович фундаментально исследовал значение рефлексов и инстинктов живого организма, показал, как развивается процесс сознания через отражение, чувственные реакции, впечатления и осмысления.

Он также уделял внимание детской и юношеской психологии, в частности, писал о большом значении движения, гимнастики, танцев, игр, музыки и изобразительного искусства в формировании здоровой личности с ранних лет.  Нельзя недооценивать роль словесного внушения родителей и педагогов, не говоря уже об их личном примере.

Будучи человеком, хорошо понимавшим значение христианской религии, но образованным в академическом духе, одном из своих публичных выступлений до революции он посвятил теме «Бессмертие человеческой личности как научная проблема». На основе теории эволюционного монизма и закона о переходе энергии, Бехтерев доказал, что мир представляет собой бесконечную смену взаимодействий, что человеческая душа не умирает, а меняет свою форму. «Ни одно человеческое действие, ни одни шаг, ни одна мысль, выраженная словами или даже простым взглядом, жестом, вообще мимикой, не исчезает бесследно», – заявляет учёный. [ссылка]

Универсально образованный Бехтерев создал сильную научную школу, организовал несколько исследовательских и учебных центров, которыми лично руководил. Среди его учеников и последователей: Герасим Егорович Шумков, военный врач-психиатр, основоположник военной психологии в России; Пётр Кузьмич Анохин, разрабатывавший объективный метод изучения физиологических процессов мозга и нервной периферии; Наталья Петровна Бехтерева, родная внучка великого учёного, ставшая выдающийся нейрофизиологом, руководителем Института мозга человека Российской Академии Наук. Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и неврологии имени В. М. Бехтерева успешно продолжает дело основателя этого учреждения и в наше время.

В области сексопатологии крупнейшим авторитетом после революции был врач Пётр Борисович Ганнушкин (1875-1933), профессор Московского университета, создатель советской психиатрической школы. Его имя стало легендой, а скандально популярные лекции собирали не только студентов, но также литераторов, артистов и любознательных женщин. Понято, что главной причиной были животрепещущие темы, но многих привлекала и сама личность Ганнушкина, напоминавшего по своим манерам Квазимодо.

Прямой ученик двух знаменитостей, С.С. Корсакова и В.П. Сербского, он сразу стал заниматься сложнейшими проблемами душевного здоровья. Его диссертация была посвящена острой паранойе, а курс доцента – учению о патологических характерах. В книге «Клиника психопатий: их статика, динамика и систематика» Ганнушкин предложил следующую классификацию: «циклоиды, астеники, неустойчивые, антисоциальные, конституционально-глупые». Дополнительные подгруппы «депрессивные, возбудимые, эмоционально-лабильные, неврастеники, психастеники, мечтатели, фанатики, патологические лгуны». Пётр Борисович увлекался также гипнозом и модным в то время психоанализом, высказал свои критические соображения по этому поводу в ряде публикаций.

Исследуя вопрос о границах психического здоровья, он поднял проблему взаимосвязи религиозности, сексуальности и жестокости.  На многочисленных примерах из истории доктор показывает, что религиозный фанатизм не отрицает половую жизнь, а придаёт ей иные формы, иногда извращённые, связанные с патологией. В дополнение к клинической медицине, которую Ганнушкин профессионально знал по личной практике, он стал инициатором создания сети психоневрологических диспансеров, где оказывалась внебольничная помощь клиентам.

ЭТО БЫЛ РАЗДЕЛ ИЗ КНИГИ П.В. ТУЛАЕВА «ИСКУССТВО ЗДОРОВЬЯ: ИСТОРИЯ, ТЕОРИЯ, ПРАКТИКА». ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.