17 апреля, 2024

Павел Тулаев. ОТЛИЧИЕ ВОСТОЧНОЙ ШКОЛЫ ОТ ЗАПАДНОЙ

Мы рассмотрели несколько наиболее известных школ врачевания и их историческое развитие.

Что даёт хронологический подход к истории медицины? Он расширяет кругозор исследователя и помогает определить подлинные приоритеты в научных открытиях. Объективные данные свидетельствуют, что большинство открытий в области фундаментальных знаний о здоровье было сделано в глубокой древности на Востоке. Многие из западных врачей повторяли, причем в упрощённой форме, лишь то, что было известно до них. 

Например, английский медик Гарвей, состоявшийся как учёный в XVII веке, определил различия между венозной и артериальной кровью на 1,5 тысячелетия позже Галена. Однако, римский классик тоже не был первооткрывателем в данной области. Уже авторы индийских «Упанишад», сложившихся задолго до нашей эры, обладали знаниями об анатомии человеческого тела. Риши-мудрецы описывали жизненные каналы (nadi), связанные с сердцем и головой.  Именно здесь были заложены начала науки о кровообращении и функциях нервной системы.

Священная клятва Гиппократа некогда начиналась такими словами: «Клянусь Аполлоном, врачом Асклепием, Гигиеей и Панацеей, всеми Богами и Богинями, беря их в свидетели, исполнять честно, соответственно моим силам и моему разумению, следующую присягу и письменное обязательство…» и т.д.  Многие из нас слышали об этой присяге эллинских врачей, вступавших после обряда посвящения на путь целительства. Выпускники медицинских вузов при получении диплома о специальности тоже произносят врачебную клятву как квинтэссенцию медицинской этики, но в её современной версии. Там нет упоминания богов и Спасителя Христа.

 Соблюдается ли сегодня «клятва Гиппократа»?  Лучшими медиками – да, и, может быть, даже большинством из них. Однако – увы! – далеко не всеми. Инволюция этого печального процесса следующая. Сначала из клятвы убрали языческих богов, потом заменившего их Отца Небесного, потом духовую инициацию назвали «присягой врача». Наконец, на Западе, вообще, отказались от формы клятвы, как якобы устаревшей и далекой от современной действительности. Конечно, это лишь один пример смены мировоззрений в исторической перспективе, но в нём отражена общая тенденция развития человеческого общества. К чему она привела людей, вы знаете сами.

Принципиальные отличия западной медицины от восточной следующие: в методологии – материализм, механицизм и эмпиризм вместо духовного, органичного и философского подхода; изучение тела ограничивается областью физиологии, где игнорируются метафизические аспекты бытия; антропология и анатомия дают описание телесной оболочки, но не учитывают энергетические потоки и не углубляются в эзотерические сферы. О духовных факторах заботится только психология, в центре внимания которой находится человеческое «Я», да и то, большинство специалистов толкуют о поведении личности, её ролевых функциях, о гендерных, расовых, возрастных и индивидуальных различиях людей.

К этим особенностям следует добавить современную коммерциализацию медицины, её превращение в бизнес, источник сверхдоходов производителей лекарств. На практике такая медицина лечит болезни, а часто только их последствия (симптомы), но не исцеляет личность в целом.

Какой общий вывод можно сделать из сравнения восточных и западных методов врачевания? Думаю, что нам необходимо усвоить, наряду с лучшими достижениями современной медицинской науки и техники, религиозный подход к человеку. Новый путь синтеза будет комплексным, системным, интровертным, построенным по принципу взаимного дополнения, а не отрицания.

В качестве примера органичного сочетания достижений классической восточной и западной медицины приведу личный опыт Бориса Леонидовича Смирнова (1891-1967).

Жизнь этого великого человека можно разделить на два основных периода: 1) врачебный (от окончания в 1914 году Императорской военно-медицинской академии в Санкт-Петербурге до выхода на пенсию по болезни в середине 1950-х годов) и 2) переводческий (с 1956 года до кончины, когда он полностью посвятил себя философско-религиозным текстам «Махабхараты». Хотя между этими большими периодами жизни нет пропасти. Уже в 1915 году Борис Леонидович практиковал йогу на основе «Бхагавадгиты», а медицину он исследовал до конца земного пути.

Коллеги по работе знали Смирнова как выдающегося медика-невропатолога и нейрохирурга, опытного врача и исследователя, имеющего государственные награды. Он прошёл профессиональную карьеру от приват-доцента кафедры невропатологии Киевского медицинского института (с 1927) до действительного члена Академии наук Туркменской ССР (с 1951). Смирнов подготовил и издал более 70 статей по практической медицине. Главные темы в этой области знания: анатомия вен спинного мозга, вопросы невропатологии, хирургия, физиотерапия, курортология. В Туркмении он создал свою научную школу, в рамках которой было защищено 15 кандидатских диссертаций и выпущено около 200 печатных работ.

Всеобщую знаменитость Смирнову принесли его русский перевод «Бхагавадгиты», Божественной Песни, которую учёный глубоко изучал в течение всей своей научной деятельности, сравнивая иностранные переводы и издания прошлых лет. Это евангелие вишнуизма он перекладывал с санскрита на русский около 20 раз, стремясь к максимальному совершенству изложения поэмы.

Вместе с тем, отечественная наука, не говоря уже о мировой, до сих пор недостаточно востребовала философские и филологические труды самого Смирнова, а это, прежде всего, –  глубокий трактат «Санкхья и Йога», «Очерк развития вишнуизма по текстам Махабхараты», “Нирвана, кайвалья, мокша в философских текстах “Махабхараты”; фундаментальный комментарий к «Бхагавадгите», итоговый «Симфонический словарь» с подробным истолкованием санскритских слов.  Авторству Смирнова принадлежит также серия небольших по объему, но глубоких по содержанию работ на философские темы.

Например, в критической статье «Р.Ф. Мюллер. Самоценное в древнеиндийской медицине” Смирнов объясняет, почему исследуя натурфилософию раннего периода, когда ещё не сложилась классическая Аюрведа, нельзя ограничиваться анализом мифологических источников ведийской традиции. Уже архаичные «Упанишады», на основе которых развивалась школа Санкхья, содержали в зачатке учения об Атмане, о пране как науке дыхания, и даже наставлений йогов о пище.

Целая серия публикаций Смирнова посвящена его любимой «Махабхарате». Они рассматривают священные тексты Индии с различных точек зрения: исторической, лингвистической, философской, политический. В них тщательно прокомментированы такие ключевые понятия ведийской мысли, как «брахмо», «пуруша», «карма», «дхарма», «мокша», «нирвана», «кайвалья» и т.д. Учитель выделяет три основные пути достижения высшей реальности, описанные в «Махабхарате»: джняна-марга (путь знания); карма-марга (путь действия); бхакти-марга (путь преданности и любви).

В интернете на сайте http://www.bolesmir.ru/ помещены интересные и редкие публикации нашего отечественного мыслителя: «Культура древности и современность», «О книге Гермеса», «Беседа о сохранении индивидуального сознания после смерти», «Свет на Пути», «Описание церкви Святых Кирилла и Афанасия Александрийских», а также некоторые воспоминания Бориса Леонидовича и его стихи. Всё это до сих пор не издано в печатном виде.

Цельный и системный подход к наследию Смирнова помогает нам понять реальные масштабы гениальной личности и её заслуженное место в русской советской культуре XX века. Выдающийся ученый предстаёт перед нами не только как медик и переводчик, но как мудрец-мыслитель (пандит), как святой подвижник, великий бхакта, в центре учения которого лежит идея дхармы, исполнения долга при любых обстоятельствах.

Бориса Леонидовича Смирнова можно без преувеличения называть Учителем с большой буквы, что соответствует священному понятию Гуру. Если использовать терминологию «Бхагавадгиты», он был истинным брахманом, познавшим Поле проявленного и невидимого мира; опытным йогом, возвысившимся до Небес через духовное пробужденные и деятельную Любовь. В конце земного пути он достиг сокровенного покоя и чистоты сознания, стал пророком наступающей Крита-юги, нового Золотого века гармоничного благоденствия и духовного роста.

Будучи современником реального социализма, стремившегося построить коммунистическое общество на основе материалистической идеологии, Борис Леонидович размышлял о духовном мире и рождении качественно нового человека. Учитель говорил о русском Пути как соборности, которая не требует физического единства, а уважает многомерный, сокровенный мир личности.

Смирнов учил о высшей Реальности и её Сути (tattva), о разнице между блаженным обособлением и деятельной вселюбовью. Он советовал своим учениках найти в себе источник зла и вырвать его с корнем, а затем извлечь из своего сердца божественный субъект (Пурушу), как меч из ножен.

Согласно Восточной мудрости подлинное освобождение (мокша) возможно, как сознательный переход от относительности частного мира к Абсолютному, к воссоединению с Целым через Любовь. Ибо божественная Любовь даже смерть преодолевает.

ЭТО БЫЛ РАЗДЕЛ ИЗ КНИГИ П.В. ТУЛАЕВА «ИСКУССТВО ЗДОРОВЬЯ: ИСТОРИЯ, ТЕОРИЯ, ПРАКТИКА». ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.