26 мая, 2024

Павел Тулаев. АНТРОПОЛОГИЯ И НАСЛЕДСТВЕННОСТЬ

Под влиянием современных научных открытий, в частности, микробиологии и генетики, внутри классической антропологии со второй половины XIX века стали развиваться новые направления. Одним из них была расология (от Rassenkunde – расоведение), исключительно важное учение о расовых типах, о врожденных качествах живых организмов и их изменении в зависимости от различных условий.

Обращаясь к этой актуальной, но достаточно сложной и дискредитированной теме, необходимо прежде всего разобраться с терминами.

Древнее понятия раса на санскрите в прямом смысле означает «сок плодов», а в переносном – «лучшее и сильнейшее». С ним связано учение о расаяне как разделе «Ааюрведы», посвященной оздоровлению организма и качественному долголетию.

Современная расология – это точная наука, не имеющая прямого отношения к расизму, одной из радикальных идеологий. Расовая теория основана на классической антропологии, которая подобно анатомии объективно описывает строение человеческого тела. Например, используя данные современной нейропсихологии, она изучает роль головного мозга в формировании человеческого интеллекта. Антропология дополняет биологические данные историческими сведениями о происхождении человека и исследованиями в области этнологии. А расология идёт ещё дальше, она обобщает накопленные наукой факты, систематизирует их и выстраивает иерархию расовых типов.

Долгое время даже в образованной среде было распространено мнение о том, что все люди произошли от единых предков, условно говоря, от Адама и Евы. Однако это заблуждение, почерпнутое из Ветхого завета, опровергли учёные-полигенисты ещё в начале XX века. Они доказали, что не было единой колыбели человеческой цивилизации, а было несколько региональных очагов древней культуры. Перефразируя известный тезис Чарльза Дарвина о том, что «человек произошёл от обезьяны», можно с юмором сказать: «Каждая раса – белая, желтая и чёрная – произошла от своих обезьян».

Расы изначально отличаются друг от друга по десяткам признаков, а не только по цвету кожи, волос и глаз. Например, существуют качественные различия в строении скелета, форме черепа, структуры кожных тканей, отпечатков пальцев, размерах мозга, функционирования нервной системы, половых органов, психомоторике, выделении пота и даже запахов.  Эти свойства наследуются от предков к потомкам. Поэтому генетика человека, его порода, ценится не меньше, чем у собак или лошадей.  И не зря сказано мудрецами: «От худого семени не может быть доброго племени».

Мало кто знает, что в дореволюционной России расовая теория была отнюдь не маргинальным явлением. Она исследовалась в научных кабинетах, пропагандировалась с кафедр престижных учебных заведений, патронировалась лучшей частью государственно мыслящего дворянства и даже монаршей династией.

Одним из пионеров расовых исследований в Российской Империи была Степан Васильевич Ешевский (1829-1865), профессор истории, специализировавшийся на эпохе раннего средневековья.  Вступительные лекции его университетского курса середины 1860-х годов содержат результаты тогдашних антропологических исследований и называются: «О значении рас в истории».

Древней историей с антропологической точки зрения увлекался знаменитый врач, ведущий специалист по акушерству, археолог, этнограф и выдающийся общественный деятель Василий Макарович Флоринский (1834-1899).  Среди его многочисленных трудов, посвященных медицине, выделим две книги о домашней медицине, исследование о русских травниках и лечебниках XVI- XVII веков и уникальную для своего времени монографию “Усовершенствование и вырождение человеческого рода”, изданную в 1866 году в Санкт-Петербурге. Именно эту книгу можно считать первым отечественным сочинением по проблемам евгеники, о которой будет сказано отдельно.

Нельзя забывать также имя создателя расовой типологии Иосифа Егоровича Деникера (1852-1918), русского антрополога французского происхождения.  Будучи исследователем природы, он разработал в конце XIX века классификацию человеческих рас, где впервые был последовательно проведён принцип выделения типов исключительно по физическим признакам. Его фундаментальная монография “Человеческие расы” была опубликована в 1900 году на французском языке в Париже, а в 1902 году – на русском в Санкт-Петербурге.

К этому времени в России сложилась целая плеяда выдающихся антропологов, физиологов, неврологов, психиатров. Однако в советский период их труды были вытеснены на периферию науки из-за борьбы марксисткой политэкономической школы против классической биологии и генетики. Возвращение классиков отечественной расологии произошло в начале третьего тысячелетия, когда в издательстве «Фери-В» под редакцией В. Б. Авдеева вышел в свет объемный двухтомник «Русская расовая теория до 1917 года» (т.1, 2002, т.2, 2004).

Умы многих ученых XIX-XX веков, особенно генетиков и психологов, занимала проблема гениальности, её природа и последствия для здоровья личности. Развивая классические тезисы о неравенстве человеческих рас, антропологических типов и наследственности талантов, такие специалисты как Ломброзо и Нордау считали, что генетически обусловленные качества гениев при определённых условиях могут привести к психологическим отклонениям и болезням. Вставал вопрос о так называемой «нормальности» психики, её характеристиках и пределах. Большой талант, как известно, выделяется из общего ряда средних людей. Он значительно выше нормы. В этом смысле о Гоголе, Достоевском или Чайковском можно сказать, что они не нормальные, а гениальные. Однако такой гениальности сопутствуют не только лавры, но и тернии, страдания, конфликтом с обществом.

Вопрос о границах нормальности волновал и самих гениев. «Записки сумасшедшего», романы «Идиот» и «Бесы», шестая симфония под названием «Патетическая», – всё это отражение сложных душевных переживаний в душах упомянутых авторов. И русские писатели, поэты, композиторы тут не исключение, а закономерное проявление общемировой тенденции.

Приведу в качестве аргумента небольшой исторический обзор современного специалиста, который наглядно демонстрирует оборотную сторону литературного таланта, часто доходящего до патологии.

Ирландский писатель Джонатан Свифт (1667-1745), автор саркастического «Гулливера», всемирно известного романа, который многие читали в детстве или знают по современным фильмам, плохо ориентировался в пространстве, постоянно испытывал головокружение, терял память и не узнавал близких людей, что привело его к необычной оптике восприятия действительности, а в конце жизни – к полному слабоумию. Врачи поставили диагноз болезни Альцгеймера.

Жан-Жак Руссо (1712-1778), выдающийся французский философ и публицист, автор романа «Эмиль, или О воспитании» и трактата «Об общественном договоре», был властителем дум целого поколения. Его труды вдохновляли лидеров Великой французской революции и повлияли на педагогическую реформу. В жизни Руссо был крайне подозрительным, ему везде мерещились недоброжелатели и заговоры. Эти ощущения, доходившие до паранойи, до мании преследования.

Американский писатель и поэт Эдгар Алан По (1809-1849), автор нескольких рассказов ужасов в духе «Убийства на улице Морг» и мрачно романтического стихотворения «Ворон», вошедшего во многие поэтические хрестоматии, страдал провалами памяти, галлюцинациями и испытывал страх темноты. Скончался в психиатрической больнице, куда попал в невменяемом состоянии очередного запоя.

Знаменитый философ Фридрих Ницше (1844-1900), автор множества произведений, среди которых самое известное «Так говорил Заратуштра», изданное на всех европейских и многих восточных языках, был подвержен мании величия и одержимости, с разновидностью под названием «мозаичная шизофрения». Одиннадцать лет своей бурной творческой деятельности он провёл в психиатрических клиниках, где перенёс несколько сильных кризисов. Создатель теории «сверхчеловека» и аморальной этики («по ту сторону добра и зла») под конец жизни мог составлять только простейшие фразы.

Чешский писатель Франц Кафка (1883-1924), сочинитель сюрреалистических романов абсурда, страдал ярко выраженными неврозами и депрессиями. Приступы возбудимости чередовались у него с глубокой апатией, что отчасти было связано с проблемами в сексуальной сфере. Ночью ему виделись чудовищные видения, которые он записывал в литературной форме. После многих лет отчаяния от состояния безысходности и трёх месяцев предсмертной агонии Кафка умер от туберкулёза в возрасте 41 года.

Ги де Мопассан (1850-1893), французский романист, – писавший в духе натурализма и импрессионизма, увлекался психологией интимной сферы с особым вниманием к женским слабостям и страстям. Сам он страдал ипохондрией, бредовыми галлюцинациями, припадками буйства и суицидальными наклонностями, в том числе из-за злоупотребления алкоголем. За два года до смерти Мопассан был помещён в клинику с диагнозом прогрессивного паралича мозга.

Одна из икон современного феминизма, Вирджиния Вульф (1882-1941), рожденная в Великобритании и писавшая свои сочинения в стиле модернизма, испытывала неприязнь к мужскому полу. Она сознательно избегала гетеросексуальной близости, потому что в детстве была грубо изнасилована. Одновременно Вирджиния, чьё имя в переводе обозначает «девственница», влюблялась в женщин, строчила им эмоциональные письма, но тоже не подпускала к телу, поскольку не выносила объятий и даже простых рукопожатий.  В зрелые годы Вирджиния страдала от депрессий, бессонницы и кошмаров. Ей слышались голоса птиц и незнакомых людей. Врачи советовали лечение в психиатрической больнице, но она предпочла самоубийство, утопившись в реке.

Наконец, рассмотрим пример всемирно популярного американского писателя Эрнеста Хемингуэя (1899-1961). Его психологический роман «Старик и море» считается одним из лучших литературных произведений XX века, а другую книгу «По ком звонит колокол» изучают в вузах студенты, осваивающие английский язык. Хемингуэй использовал в литературе «метод айсберга», когда сжатая до скупых фраз речь сильного героя наполнена глубоким психологическим содержанием.  В реальной жизни писателя мучили частые депрессии, нервные срывы, доходившие до попыток к самоубийству. Когда началось очередное душевное расстройство, Хемингуэй добровольно согласился пройти курс лечения в психиатрической клинике и прошёл 20 сеансов электрошока. В конце концов, он потерял способность писать что-либо и выстрелил себе в голову из двустволки. Как мы видим, причиной психических отклонений у некоторых из перечисленных авторов был алкоголизм. Похожие симптомы описаны биографами композитора Мусоргского, поэта Есенина, советских писателей Аркадия Гайдара и Александра Грина. Однако невозможно объяснить все особенности психики творческих личностей только злоупотреблением алкоголя. Здесь действуют глубинные причины, заложенные генетически и связанные с особенностями личной антропологии.

ЭТО БЫЛ РАЗДЕЛ ИЗ КНИГИ П.В. ТУЛАЕВА «ИСКУССТВО ЗДОРОВЬЯ: ИСТОРИЯ, ТЕОРИЯ, ПРАКТИКА». ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.